Meridian 408 и Meridian 459 — братья-близнецы, только разного роста (то есть длины). Обе яхты тестировались на воде летом 2005 года в Финляндии. Переход по маршруту Котка — Хельсинки проходил с разрывом в 3 дня, и если Meridian 459 посчастливилось идти по спокойной воде в идеальных условиях, то 408-му досталось по полной. Таким образом, нам повезло испытать яхты в абсолютно различных погодных условиях.

Думаю, незачем перечислять количество диванов, кроватей, шкафчиков и полочек. Они отлично видны на фотографиях и планах яхты. Технические же характеристики можно почерпнуть из таблицы.

И пока яхты стоят у причала, сначала расскажу о тех особенностях, которые не видны по фотографиям в каталоге, и тех ощущениях, которые можно получить, только побывав на борту в течение одного–двух дней. Начну с Meridian 408 как базовой для Meridian 459.

ВНЕШНИЙ ВИД

Первое, что удивляет, это высота борта. У этого самого причала днем раньше стояла Princess P67, и чтобы попасть на нее, я прикладывал меньше усилий. С плавательной платформы в кокпит ведут целых пять ступенек (на Р67 их всего две). Американское происхождение яхты выдает обилие тентов с противомоскитными сетками. Последние сильно выручали на родной Ладоге, и, в то время как на других яхтах команды с наступлением сумерек старались не высовываться на палубу, на Meridian посиделки снаружи продолжались за полночь.

Полным тентом кокпит и флайбридж объединены в единое пространство с небольшой разницей (3 ступени) в уровнях. Выходы на боковые проходы закрыты «стеклянными» (оргстекло 8 мм) дверями с защелками и замками.

Обзор с флайбриджа вперед и по бортам шикарный, а вот что творится на корме, можно увидеть, только открыв кормовую дверцу, ведущую на плавательную платформу, да и то с оговорками.

Боковые проходы абсолютно безопасны, небольшой фальшборт, относительно высокий релинг и поручни по грудь обеспечивают 100-процентную безопасность. Для того, чтобы сойти на берег через борт, в фальшборте имеются открывающиеся наружу дверцы. На флайбридже и кокпите вместо тика — ковролин, но тут уж ничего не поделаешь — «американец».

ПОСТЫ УПРАВЛЕНИЯ

У «американцев» есть одна особенность. Верхний пост управления основной, а нижний — дублирующий, к тому же ставят его за отдельную плату. На управляемость это никак не влияет. Влияет только на первый запуск двигателя, который производится с ГРЩ на кормовой переборке салона по правому борту. Ключи и кнопки находятся там. Повторно двигатель заводится с поста управления. Органы управления такие же, как и на европейских яхтах. А вот приборы контроля работы двигателя — американские. В одном круглом приборе совмещены 4 указателя: давления масла в двигателе, температуры в системе охлаждения, вольтметр и датчик уровня топлива. Причем последний не отличается правдивостью показаний.

Читайте также:  Лодка для жизни. Monteray 350 SY

Нижний пост управления не зря предлагается только на заказ. Начнем с того, что лобовое стекло у обеих яхт находится очень высоко над палубой салона, и, стоя во весь рост (170 см), я не увидел не только палубу, но и носовой релинг. Всем своим видом пост управления говорил, что он тут случайно, и извинялся за то, что отобрал у салона драгоценные метры. Чтобы сесть за руль, нужно взобраться на высоченное двухместное кресло. Ступенька с электроприводом готова вам услужить, но, взобравшись на капитанское место, понимаешь, что рулить с него можно только в открытом море, да и то в тихую погоду. На волне лучше рулить сверху — видно на 3–4 волны вперед, снизу же увидишь только ту, в которую уже приехал.

ЖИЛОЕ ПРОСТРАНСТВО

Кормовая каюта не позволяет иметь в салоне 408-го стеклянную панорамную дверь. Зато благодаря высокой палубе боковые проходы не «съедают» ширину салона, которая почти равна ширине корпуса.

Интерьер прост, но функционален. Синтетические ковры, лакированная из натурального шпона мебель, искусственный мрамор на камбузе. Полноразмерный холодильник с морозильным отделением, электрическая плита, микроволновка. Все как обычно. Остекление не только в надстройке, но и в бортах, что компенсирует высоту палубы и добавляет света.

Диваны по-настоящему американские — широкие и чересчур мягкие. После крепко сбитых европейских диванов это несколько настораживает. Как долго они сохранят внешний вид? Зато каюты радуют своим простором и высотой подволока.

В МОРЕ

Транцевые плиты опущены вниз до предела, ручки газа плавно вперед, и Meridian 408 плавно, очень плавно набирает ход. При такой динамике поймать момент, когда лодка вышла на глиссирование, тяжеловато, но уже на 20 узлах лодка явно глиссирует. На лаге появляется цифра 24. Это предел. Чуть сбрасываем газ и на скорости 22–23 узла заходим в прибрежные шхеры.

На маршруте Котка — Хельсинки шхеры представляют собой достаточно большие острова, разбросанные на приличном расстоянии друг от друга вдоль побережья, и волна, гуляющая между ними, несильно уступает волне в открытом море. При этом она существенно короче.

Верхний пост управления находится почти над двигателями, а двигатели, в свою очередь, стоят на миделе, так что килевая качка почти не достает, ну а от бортовой не спрячешься. Когда фарватер делает поворот вправо и мы встаем лагом к волне — вот тут держись: 4 метра над водой дают себя знать. Захотелось выгнать пассажиров вниз. Следующий поворот фарватера привел нас на глубокий, короткий и узкий отрезок среди каменистой отмели. Волна — строго в лоб. На этом участке она, что называется, собирается в кучу и выглядит довольно устрашающе. Первые две я прозевал. На флайбридже потемнело, и несколько секунд мы были как в аквариуме.

Читайте также:  Эйфория за Эйфорией

Следующие 10 минут я нервно работал рулем и машинами, стараясь сохранить ход, который упал до 6–7 узлов, и управляемость, не получив при этом волной по тенту.

Потери в 5-часовом переходе составили слегка подмоченный коврик на флайбридже, кавардак в каютах и дверь в носовом гальюне, которую пришлось закрепить на скотч, чтобы она не доставала хлопаньем. Ни одно стекло не протекло, в салон и каюту не попало ни капли воды.

Хочу особо отметить, что желания перейти на нижний пост управления не возникло ни разу!

Перед самым Хельсинки на спокойном участке выполнили, что называется, рулежку. На полном ходу (24 узла) при перекладке руля на борт яхта немного кренится в сторону поворота независимо от количества людей на флайбридже. При выходе из поворота без обратного крена встает на ровный киль. Остановить лодку с полного хода можно за 4–5 длин корпуса, если не жалеть коробки, и 6–7 — в нормальном режиме.

Курсовой устойчивостью что на волне (разумной), что на гладкой воде яхта порадовала. Стабилизировав курс и бросив руль, метров 150–200 видишь за кормой достаточно прямолинейный след, после чего лодка все-таки начинает «валиться» в сторону. Считаю это хорошим результатом, так как видел и существенно большие лодки, которые и метра прямо не ходили.

На попутной волне (приличной) надо больше работать машинами, а не рулем. Осенью мы на этой же лодке пробовали пробиться через шторм из Санкт-Петербурга в Котку, но вовремя сообразили, что незачем искать приключений и лучше вернуться. Почти двухметровая волна била строго в лоб. Выполнить разворот «с ходу» я побоялся, пришлось сбросить газ, выждать волну поменьше и по длине переложить руль лево на борт, правая машина полный газ, левая меньше среднего, и после пересечения линии волны добавить и левую. На попутной волне получалось идти только 16–18-узловым ходом. Лодка залезала на волну уверенно, а вот скатывалась уже не очень, приходилось постоянно сбрасывать газ. Пару раз из-за чрезмерного желания побыстрее убраться нас не по-детски прикладывало на борт. Но в общем-то, если аккуратно рулить на попутной волне, проблем почти нет.

Читайте также:  Elling. Разбор полетов

На ходу транцевые плиты надо держать в положении вниз до упора постоянно. Сильно облегчают выход на глиссирование. А дифферент на корму позволяют держать абсолютно в разумных и комфортных пределах.

ЖИЗНЬ НА БОРТУ

Комфортно в походе на борту размещаются четверо — две пары. Если смириться с определенными неудобствами, то можно взять на борт еще двоих — они могут ночевать на раскладном диване в салоне, правда, назвать его двухместным язык не поворачивается. При кратковременном нашествии лодка может выдержать и 10–12 человек, хотя на Meridian 459 летом я видел 21. Дальность хода — около 225 морских миль, но это в идеальных условиях. Реальная дальность хода составляет 190 морских миль, то есть можно доплыть от Санкт-Петербурга до Хельсинки, конечно, если экономить, а не давить на гашетку. 400 литров воды можно растянуть на 3 дня, но это экономно, иначе она закончится на второй день. Фекальный танк на 250 л, хватит надолго. А при первом удобном случае не поленитесь откачать за борт.

Почти все вышесказанное касается и Meridian 459. Отличие же в следующем: почти 2 лишних метра длины дают еще один (нижний) кокпит с шикарной, почти во весь борт стеклянной дверью между кормовой каютой и нижним кокпитом. Хозяин кормовой каюты получает личную «мансарду» с отличным видом из каюты. 459-я рулится несколько лучше 408-й и быстрее выходит на глиссирование. Радиус поворота несколько больший, но зато и крена почти нет.

Эстет с иронией спросит: кто же это все нарисовал? А человек, оценивающий лодку с позиции функциональности и потребительских качеств, скажет, что при этой компоновке (aft cabin), габаритах и внутреннем объеме дизайн просто замечательный. В нем нет никакого пафоса и экстремизма. Он спокоен и нейтрален.

Среди одноклассников он явно в первых рядах.

Технические характеристики:

  • Длина 408 — 12,85 м., 459 — 14,52 м.
  • Осадка — 1,17 м.
  • Двигатели — 2 x Cummins 380 л.с.
  • Скорость (max) — 27 узлов
  • Дальность хода — 225 миль
  • Запас топлива — 1247 л.